June 7th, 2003

badge

(no subject)

Читал газету. Интервью с Козловым. Который Брейн-ринг.
Ворошилов никогда не жил вместе со своей официальной женой Натальей Стеценко под одной крышей. Но ни с кем и никогда он не был так близок, как с ней. А то что молоденькая девочка, которая помогала его маме по хозяйству, родила от него ребенка, так это не говорит о том, что она его жена.
Долго размышлял о фразе "Что в имени..." Вспоминал своего тренера, не желавшего анализировать мою партию с мальчиком по фамилии Козяк. Кстати, на сегодняшний день, гроссмейстером.

Еще о козлах... Интересно мне, вот ежели на радио идет передача... Мерзко левого толка. Я даже запомнил ведущих. Лия Штайн и Марк Кричевский. Плюнул бы в рожу. Облизывали Бронфмана. Ему тоже плюнул бы. Два раза. Всех звонящих спрашивали, чем это Роман им не угодил. А у тех пороху нехватало объяснить, что этот самый Бронфман - политическая проститутка невысокого пошиба. Этим и не угодил. Ведущий всегда может запинать звонящего, просто потому, что это его территория. Он может прервать, вообще выкинуть из эфира, не говоря уж о привычке вещать, модулируя голос и дразня оппонента. Так вот мне интересно, если одна передача политически отвратительна, другие будут на аналогичных позициях? Чья точка зрения выражается ведущим?
Горбатого могила исправит, конечно... Я в последнее время стал очень левым: от арабов отгородиться, часть поселений ликвидировать и так далее... А вот послушал передачку "Будет хорошо" и понимаю: наносное это все. Левых поумнее надо брать в коалицию. А саридов с бронфманами - поганой метлой. Тоска у меня по диктатуре. Бо растаскивают уроды страну на кирпичи для своих вилл.

Посмотрел финал "Что, где, когда." На вопрос о том, что надо делать "как резать арбуз, как откусывать от груши, как бросаться в бой" только хмыкнул: стихи писать, конечно. Это они Басе не читали... Правильный ответ удивил даже меня (оказалось цитатой именно из него). И вспомнилось, как wasilij затащил меня разок на тель-авивский ЧГК. Был вопрос о некоем стихотворении (Мартынова, что ли), где шел список французких поэтов, Верлен, Рембо и кто-то еще. Надо было продолжить строчку...
И может быть, толпились позади
еще другие, смутные для взгляда,
пришедшие из рая либо ада.
И не успел спросить я, что им надо,
как слышу я в ответ:
"XXXXX"

Мы написали "не суди". Собиравший ответы прокомментировал: "Вы хотя бы прилично написали..."
А правильным было "Переводи!"
badge

Готовлюсь в путь...

С разных поездок оставалась у меня мелочь. Однажды в порыве страсти к порядку я рассортировал монеты по разным коробочкам. Авось, когда-то пригодится...
И вот сижу, перебираю сокровища. Чешские деньги - нафиг. Украинские - тоже. Фунты и лиры - не в этот раз... Ага, польские. И эстонские. Хорошо... Доллары и евро - для подстраховки. Изрядный получился мешок. Долларов на пять. Граммов двести железяк...
Не счесть алмазов в каменных пеще-ее-рах...
badge

(no subject)

В Тив-Тааме сегодня был день воспоминаний... Сначала подошел некто смутно знакомый.
"Мы с тобой учились в ульпане?" Учились. 12 лет назад... Как живешь? Что делаешь? А ты?
- А я так и продолжаю дворничать. От мэрии. Постоянство, зарплата, условия...
Тогда с деньгами было совсем плохо. Мы работали где попало и за любую зарплату. Ему повезло: дворники, нанятые мэрией, и получали прилично, и были социально защищены, хрен такого уволишь. Участки поменьше, и начальство не орет, что возле магазина Гиперзоль снова выкинули сотню пустых коробок, а какая-то тетка звонит, что ей это мешает жить. Так и не смог соскочить, да заняться делом. Или не захотел. Тропический климат расслабляет, а Гватемале нужны всякие работники...

Потом мелькнула девочка из более поздних времен. База "Цеилим". Она была Мисс Ашкелонский Пляж. Секретарша майора из соседней хативы. Я с ней не здоровался тогда, не подошел и сейчас.

В сырном отделе орал некто из WUJSa. Впрочем, нет, это он так разговаривал. Из Шепетовки был, но в WUJS мы пересеклись. В черной кипе ходил и с цицит. Ему пеняли: ну что ж ты так вмиг религиозным стал, почему ты, сволочь, оказался первым учеником? А он дребезжащим своим голосом отвечал: "Квартиру мне обещали в Беэр-шеве." Потом квартиру не дали, и кипу он снял.
Понта давил, покупал шестьсот граммов сыра, явно думая, что производит впечатление. Потом спросил: "А какой сыр у вас тут самый дорогой? За 145? Дорогая, давай купим тебе." Жена буркнула: "не хочу." - Да не много, грамов двадцать купим...
Пялился на меня в упор. Но и с этим я не стал здороваться. Не люблю хитрых жидов. Не люблю...