August 11th, 2003

badge

(no subject)

Возвращаясь с работы, был остановлен полицейским. Лод, раз в пару недель тут шмонают всех. То героин ищут, то ворованные машины, как-то раз "Стингеры" высматривали, не найдется ли у кого парочки в багажнике. Кто б догадался о предмете поисков, но по радио не преминули сообщить...
А тут пригляделся мужик сквозь стекло, даже на права не захотел полюбоваться, рукой махнул, я не сразу понял, так он пояснил: "Проезжай, ты выглядишь хорошим мальчиком."
Сейчас мне уже безразлично. А когда-то я дорого дал бы, чтоб не выглядеть таковым. Наверное, лет в шестьдесят буду выглядеть хорошим дедушкой, а ronchik - хулиганом. Да и папа его - тоже...
badge

(no subject)

Читамши Суворова. Но не того, что в Альпах шоколад у гномов отбирал. Что-то об истреблении военного командования в довоенном СССР. Нудный он. Раскопал объяснение фразе о сорока тысячах расстрелянных генералов. Молодец, возьми с полки пирожок... А он все зудит: не только начальники стройтрестов занимали генеральские посты, но и чины в спортобществах. Мы верим, верим, а он снова и снова...

Вспоминаются армейские истории. Послали меня как-то охранять базу с оптикой. Указание никого не пускать. Совсем никого, поскольку очень уж дорогая продукция на тех складах. То есть, даже если Барак приедет и силой попробует зайти - утяжелить его на девять граммов или сколько получится... Стою. Приезжает драная тачка. Вылезает сержант. Хочет зайти. Я ему объясняю про Барака и девять граммов. Он толкует, что как раз и будем пятницу-субботу вместе эту дыру охранять. А я снова про Главнокомандующего и девять граммов. По рации выяснить, так не работает: батарейка сдохла, а наземный телефон вообще без трубки валяется в углу. Замкнутый круг, однако.
Впустил я его, конечно. Настоящим оказался, совсем не вражеским лазутчиком.

На курсе молодого бойца злобный прапор, отвечающий за дисциплину и внешний вид рассказывал, как однажды увидел солдата, подобравшего валявшуюся банку от кока-колы и бросившего ее в мусорный ящик. И был так впечатлен этим внутреннем стремлением к чистоте, что дал ему два дня отпуска. Я сказочкам про Ленина перестал верить лет в десять, а в двадцать три уже знал, кто может дать отпуск, а кто - лишь языком молоть. А народ еще неделю, обнаружив брошенную банку от колы, оглядывался, нет ли поблизости того прапора - вдруг отпуск выгорит... В отсутствие оного, конечно, не поднимали...
  • Current Music
    Крематорий - Мусорный ветер
  • Tags